Just Tonight
rock, drugs, freedom and madness
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Just Tonight > ^ANIME^




четверг, 11 апреля 2013 г.
С Днём анимешника ^_^ Nalati 07:20:17
Ну что товарищи, с праздником нас всех!
Сегодня 11 апреля, а значит день анимешника, а то бишь наш официальный праздник!) Странно наверное желать что-то в этот день, но всё таки по-больше нам новых аниме с новыми любимыми героями, завершения уже полюбившихся нам шедевров, новых невероятных фиков и, конечно, новых друзей)
И отдельное поздравления моим друзьям, с которыми, как не с кем-либо другими, я могу быть самой собой)) Спасибо вам, что вы у меня есть)) Люблю вас :-D­ :-*­


­­


Категории: ^ANIME^, Сачтливые моменты!
комментировать 85 комментариев | Прoкoммeнтировaть
вторник, 26 марта 2013 г.
^.^ Nalati 15:41:46
Что-то меня эта картинка растрогала аж Т_Т

­­


Категории: ^ANIME^, Naruto
комментировать 20 комментариев | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 30 июля 2012 г.
Грустно.... Милло... Nalati 07:53:12

­­


Мне кажется, это видео немного разбавит ваши отрицательный эмоции из-за 9 фильма, и просто заставит вспомнить эти моменты...))




Категории: ^ANIME^, Чувства....., Сачтливые моменты!, (жизнь - жестока но мне она нарвится)
комментировать 107 комментариев | Прoкoммeнтировaть
среда, 11 июля 2012 г.
Всё! Пора валить из России(((( Nalati 12:31:49
Аниме под ударом, Википедии им мало!

О разработке законопроекта "О полном запрете на изготовление, продажу и распространение японских анимационных фильмов и комиксов (аниме и манга) на территории Российской Федерации, а также на проведение массовых мероприятий данной тематики" в интервью информационному агентству "Новости-24" рассказал глава думского комитета по культуре и нравственности Николай Седов.Николай Седов По его словам, необходимость введения заградительных мер для засилья культуры Японии назрела уже давно. "Карикатурно искаженные персонажи, нарисованные в чуждой нам эстетике, занимаются на экране всякими непотребными вещами. Личность ребенка еще не в силах противостоять броской притягательности пропагандируемых пороков, а родители, к сожалению, зачастую не осведомлены о том, что именно смотрят их дети под видом мультфильмов." – заявил он. "В тот момент, когда растет агрессия со стороны Японии мы не можем себе позволить делать культ из враждебной нашей стране культуры" – добавил Николай Седов.Заметим, что очередной виток агрессии проявился после посещения премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым курильских островов. Официальный Токио выразил крайнее неудовлетворение визитом Дмитрия Медведева и выразил ноту протеста.Ожидается,­ что законопроект о запрете аниме будет внесен в нижнюю палату российского парламента в конце августа – начале сентября. Накануне этого более четырех молодежных партий планирует провести в Москве и регионов ряд акций протеста против японской анимации, включая митинг у стен посольства Японии в Москве и Санкт-Петербурге. Напомним, ранее главный санитарный врач Геннадий Онищенко отрицательно отозвался о продаже в России суши и роллов. "Зачем есть эту пораженную глистными инвазиями рыбу? Моды в питании быть не может. Сам факт поглощения такой рыбы небезразличен в худшую сторону для вашего организма", – сказал Онищенко.


Настроение: Ужасно
Категории: ^ANIME^, Бред
комментировать 42 комментария | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 8 июля 2012 г.
Fairy Tail Nalati 14:59:21
И снова про аниме... На этот раз моя неизлечимая болезнь - Fairy Tail. Не то чтобы я так мечтала увидеть сие творение, но просто выдалась такая возможность и какой-то грозный голосок внутри меня приказал мне посмотреть Хвост фей..... и я была просто в восторге!! Магия, любовь, боль, потери, а юмор... это потрясающе! Я дышать спокойно не могу, когда смотрю Fairy Tail. Там просто ТАК смешно - это нельзя описать, это надо просто увидеть и влюбиться))

­­


Так, теперь, что касается героев и пар. Ну, Нацу и Грей вне конкуренции!! Это парни, которые покорили меня с первого взгляда и заручились моей поддержкой)) Эльза - она просто отпадна *_* И как её можно не любить?? О_о не понимаю... Люсь??? Тоже очень хороший и положительный перс. Не сказать, что я её так уж люблю.... скорее отношусь к ней нейтрально. Болею, переживаю за эту блондинку? Да, безусловно, но и видимого восторга не испытываю.... Скорее мой любимый женский персонаж после Алой, это Лисана. Красивая, жизнерадостная, милая... короче так можно продолжать до бесконечности!! НЕ понимаю я людей, которые её не любят. Ну, не понимаю и всё тут!! Да, о вкусах не спорят, но..... Когда называют её плоской и слишком улыбчевой?? Люди, вы что бредите??? Насмотрелись на формы Люси и теперь называете досками всех, у кого размер меньше?? Где логика?? А то, что она жизнерадостна?? Вы себя то слышите - таким образом вы должны возненавидеть ВСЕХ в гильдии!! Просто признайтесь - вы боитесь, что в конце концов Нацу может остаться с ней, потому что она оказалась живой! Тогда встречный вопрос - почему он должен остаться именно с Люси? Таким образом, мои любимые пары, сложившиеся за время просмотра аниме, это - Нацу/Лисана и Эльза/Джирар. Я всё таки надеюсь, что этого синеволосого красавчика мы ещё повидаем))) А что касается Дождии и Грея.... Ээээээ... не могу точно сказать, но как пара они мне не особо нравяться)) (уж лучше Дождия/ Леон) Вот так вот я снова стала больной)) Но мне это нравиться)))) :D­

Категории: ^ANIME^, Сачтливые моменты!, Так... мнение
комментировать 16 комментариев | Прoкoммeнтировaть
пятница, 22 июня 2012 г.
Меланхолию Харухи Судзумии Nalati 12:19:53
У меня снова новое аниме в коллекции! на этот раз это - Меланхолию Харухи Судзумии! Я случайно наткнулась на него по телеку у бабули, нашла в инте и... как начну ржать... это реально поднимет вам настроение)))очень смешное аниме, кроме того застави вас поднять свою задницу с дивана и отправиться на поиски чего-нибудь интересного))
­­

А это безбашенная девчонка чем-то похожа на меня))

Категории: ^ANIME^, Так... мнение
комментировать 8 комментариев | Прoкoммeнтировaть
Спасибо вам))) -.- Nalati 04:48:40
Эххххх спасибо аниме и интернету за мои чистые лёгкие и здоровую печень))

Категории: ^ANIME^, Чувства.....
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
четверг, 21 июня 2012 г.
Давненько я так не ревела((( Nalati 02:50:24
Случайно включила 141 серию 2 сезона Нарика и... как начну реветь... Там Тоби рассказал Саске всю праду об Итачи((( Я, конечно, знала эту историю, но выслушаыв её сейчас, я не сдержала слёз.... А этот психованый горе-мститель, так в конце концов и не понял ничего... Да, он понял, что никогда не знал настоящего Итачи, что многое пропустили его глаза и вспоминая там, стоя на камне, все моменты их жизни, он наконец-то понял, КОГО потерял.. Но он так и не понял ещё кое-чего, он не понял той любви к деревне, которую испытывал Итачи, он не понял всю важность этого чувства... И от этого очень поганно...
­­


Категории: Чувства....., Бред, ^ANIME^
комментировать 61 комментарий | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 27 мая 2012 г.
Death Note Nalati 15:13:38
Поздравите меня с новым аниме!!!! Моя новая любовь - Death Note. Сначала я считала его полной хренью и.... ну не будем вспоминать это тяжёлое время, а просто порадуемся)))) Это просто ШЕДЕВРЕАЛЬНО!!! Нет, конечно, я никогда не выпущу нарика и не сдавайся из своего сердца, но тетрадка тоже нашла в моём сердце уголок, причём не такой уж и маленький))))

­­


Ну а что касается персов.. Самый милый, умный и кавайный на мой взгляд это ЭЛЬКА!!!!!))) (совсем девочка тронулась)хотя Лайт тоже ничего, но эта тёмная няша всё равно лучше))

а вам кто нравится)) в комы))


Категории: ^ANIME^, Так... мнение
комментировать 62 комментария | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 23 апреля 2012 г.
*_* Nalati 14:06:48
Наши странности . . .
1. Во время разговора по телефону рисуете каляки-маляки;
2. Ждёте новогоднюю рекламу Coca-Cola;
3. В школе часто говорили фразу "а чо сразу я";
4. Оставаясь дома одни делаете музыку громче, чем обычно;
5. Подпеваете иностранным песням, не зная их перевода и правильного произношения;
6. Когда заходите в магазин, а там уборщица полы моет, стараетесь наследить;
7. Когда утром куда-то собираетесь, надеваете сначала одну штанину, а потом минут пять в трансе сидите, потом "ток", и вторую одеваете;
8. Говорите микроволновке 'Да иду я, иду!';
9. Когда дома что-то забыли, а времени уже нет, снимаете один ботинок и прыгаете на одной ноге, либо ползёте до цели;
10. В детстве вызывали духов;
11. Не сделав вечером уроки, думаете: "завтра пораньше встану и сделаю", а утром, как назло, опаздываете;
12. В детстве хотели вернутся в прошлое, с нынешними деньгами;
13. В детстве шагали по асфальту или по плиткам стараясь не наступать на трещины;
14. Делаете вид, что делаете уроки, а сами зависли в интернете;
15. Летом часто забываете, какое сегодня число и день недели;
16. Сначала съедаете невкусное, а под конец съедаете самое-самое;
17. Ударившись об мебель кричите(всевозможны­м матом и бьёте её;
18. Просыпаетесь в 2 часа ночи и думаете: "сейчас в туалет сходить или до утра потерплю?";
19. Выключали свет и бежали как можно быстрее до кровати, что бы вас ни кто не схватил;
20. Если ходили за хлебом, приносили домой обгрызаную булку хлеба;
21. Йогурт съедали после того как облизали этикетку;
22. Хоть раз в жизни пили чай через зубы, что бы заварка в рот не попала;
23. Наливаете себе чай, садитесь за компьютер, и вспоминаете о чае только когда он уже остыл;
24. Иногда делаете вид что не слышите, когда вас зовут кушать;
25. Ночью, когда выключили свет, светите мобильником до кровати;
26. В каждой тетрадке есть либо переписка с кем-то, либо рисуночки, либо оторванные клочки;
27. В детстве ели сирень с пятью лепестками и загадывали желание, а если не было то всё равно жрали весь букет;( я и сейчас так делаю о.О")
28. Когда стирали носки, засовывали туда мыло, а потом пытались налить туда воду;
29. Имели в детстве варежки на резинке;
30. Кидали пельмешки в кастрюлю и убегали подальше, что бы брызги не попали;
31. Одевали сушку на палец, а потом ели прямо с пальца;
32. Переписывая что-то из книги в тетрадь, старались вместить больше слов в одну строку, чем в книге;
33. Когда мыли голову делали разные причёски;
34. Когда спите переворачиваете подушку на другую сторону т. к. она холоднее;
35. В детстве когда мама застёгивала вам курточку, боялись, чтобы не защемило подбородок;
36. Иногда в детстве во дворе играли в магазин, и листики были денежка
37. Когда играли в Марио и прыгали, наклонялись вместе с джойстиком в ту сторону куда прыгали;
38. Дома есть пакет с пакетами.

лично у меня сошлось ВСЁ!!! ;D

Категории: Чувства....., ^ANIME^
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
пятница, 20 апреля 2012 г.
Тест: Какие смайлики тебе подходят?... Nalati 13:07:47
Тест: Какие смайлики тебе подходят?
Смайлики героев аниме Наруто.


­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­­­ ­­ ­­ ­­ ­­
­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­­­ ­­ ­­ ­­ ­­
­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­­­
[Слёзы дождя]
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/627-670.html

Категории: (==ТеС тИкИ ==), ^ANIME^
Прoкoммeнтировaть
четверг, 19 апреля 2012 г.
Позырте)))) Nalati 09:44:51

­­


просто офигенное видео О.О !! Посмотрите, лично мне очень понравилось)))

Категории: ^ANIME^
комментировать 23 комментария | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 15 апреля 2012 г.
Прости меня.... Nalati 15:33:15
Название: Прости меня....
Автор: Nalati
Бета: мои любимые S u n s h i n e и Тенсейра Морфенто)))
Жанр: романтика, да сама не знаю
Пейринг: Тен-Тен/Саске (это точно); Темари/Шикомару; Киба/Хината; Наруто/Сакура; Сай/Ино ..... а там видно будет))
Фендом:Наруто
Рейтинг:я скажу вам не самый маленький.... *ехидная улыбочка*
Дисклаймер: герои принадлежат Масаси Кисимото
Предупреждения: насчет OOC – как получиться.
От автора: я хочу по пробовать написать фик от третьего лица, отображающий мысли всех и всё в таком духе...
От автора 2: Что может вернуть дружбу, потерянную давно из-за несчастного случая, но которая не заметно переросла во что-то большее.... Как помочь людям, не умеющим прощать?

Глава 10.

Подробнее…- Этого не может быть! Мы, конечно, напились, но не до такой же степени!! – Тен тен никак не хотела принимать действительность, в которой она теперь не Такахаши, а Учиха.
- Тен, попридержи лошадей. Скорее всего, мы не женаты. На свадьбах практически всегда есть конкурс, в котором в шутку женят свидетелей или других желающих. А мы, как ты выразилась, были на столько пьяны, что согласилась на это безумие. – пытался утихомирить Тен Саске, хотя скорее всего пытался убедить в этом самого себя.
- Ты думаешь? – кажется, девушка начала верить в этот бред, или она просто тоже вспомнила фильм "Законы привлекательности".
- Я уверен в этом!
- Я знаю, как мы это проверим. – шатенка соскочила с кровати и куда-то умчалась, оставив Учиху в недоумении. Вернулась Тен с непроницаемым лицом.
- Мне жаль Саске, но видимо, мы женаты по настоящему.
- С чего……. – девушка не дала закончить ему предложение, ткнув ему в лицо паспорт.
- Видишь, тут стоит штамп доказывающий, что мы с тобой муж и жена на законных основаниях.
- Тогда меня интересует всего две вещи: как мы до этого додумались, и где мы нашли загс в ТАКОЕ время?!
- Самой интересно.
Повисло молчание. Никто не знал, что делать. Если говорить на чистоту, то Саске был неимоверно счастлив – самая замечательная девушка на свете теперь его жена, но вот вопрос, что об этом она сама думает. У девушки были противоречивые чувства. Вроде она была и ужасна напугана, да именно напугана таким вот поворотом событий, ведь выходить замуж она никак не планировала ещё ближайшие лет 5. Но вот, видимо, у судьбы другие планы и спрашивать мнения она ни у кого не будет! А ещё девушка испытывала счастье. Она уже давно привыкла, что её никто не ждёт дома, не заботится, так как хочется, а главное никто не любит её такую вот безбашенную истеричку. Нет, друзья не в счёт, они, конечно, её любят, но не так, не так как хочется. А парня нет.…… А тут одна только мысль, что теперь кто-то какое-то время будет к тебе привязан чем-то большем, чем узами дружбы, вызывает в шатенке приятную дрожь в теле.
Просидев так n-количество времени, Тен вздохнула:
- Ну, пошли, что ли поедим, я лично голодная. А на сытый желудок и придумаем, что будем делать.
- Ну, давай.
Заправив кровать, а вернее просто плюнув на неё и продолжая заниматься своими делами, парочка разошлась по квартире. Пока Такахаши, пордон, новоявленная Учиха собирала шмотки и не только их по всей квартире, Саске присосался к банке с рассолом. Переодевшись и наорав на парня, что тот высосал всю волшебную жидкость ни капли не оставив ей, шатенка принялась за готовку завтрака. Бухтя себе под нос что-то типа «ну и кто бы в здравом уме женился на ней» или «я это тебе ещё припомню», Учиха отправился в душ. Завтрак прошёл в молчании, каждый думал о своём. Точнее Саске было интересно, как всё это получилось, как это узнать и при этом удержать девушку от развода, которая в свою очередь вспоминала события вчерашнего вечера.
- Саске, что последние ты помнишь из вчерашнего вечера? – вопрос девушки обескуражил парня. Но перед тем, как ответить он решил уточнить.
- А ты?
- Нуууууууу, как мы пили на слабо и я выиграла. Всё! Больше ничего. Я не помню, как мы домой то вернулись, не то, что женились.
- Нет, я помню чуть побольше. Последнее моё воспоминание – это как мы пели в караоке.
- А можно не скромный вопрос, что именно мы пели?
- Ну если мне не изменяет память, то какую-то русскую. Название не помню, а вот группу запомнил. "Ранетки", кажется.
Пившая в этот момент кофе Тен тен, поперхнулась и закашлялась.
- Кого?? Твою же мать! Ну не могла я другого исполнителя выбрать что ли?! – Учиха только недоумённо смотрел на неё.
- А что такого?
- Просто более хреновой группы я в жизни не слышала. Так, забыли об этом. Это всё что ты помнишь?
- Да.
Хотя на самом деле Саске врал бесстыдным образом. Последнее его воспоминание, это то, как Тен танцевала стриптиз на столе. Но об этот парень благополучно умолчал, в целях безопасности, инстинкт самосохранения, знаете ли, никто ещё не отменял.
- Тогда нам нужно вспомнить какого-нибудь человека, который при любом раскладе не пил и оставался трезвым на протяжении всей пьянки. Человека, который должен на утро всё досконально помнить и который живёт в приделах Токио.
- Хината! – одновременно произнесла парочка.
Не сговариваясь, эти двое беспокойных подорвались со своих мест и побежали собираться.
10 минут спустя. В дверях уже обутый стоит Учиха одетый в чёрные джинсы и чёрную рубашку, не застёгнутую на две последние пуговицы, и с непроницаемым лицом смотрит на дверь спальни.
Через пару секунд из неё показалась Такахаши в белых бриджах, светленькой маячке и с такой же светлой сумочкой в руках. А ещё через мгновение квартира опустела, а дверь была заперта на два замка. (от автора: моя школа!)
Хината уже давно встала. В отличие от своёго мужа и всех остальных она вчера не пила. Она никогда не пила слишком много, а когда забеременела, то о выпивке в доме вообще ничего и слышать не хочет. Поэтому пока её суженный отсыпался после вчерашней свадьбы, она преспокойненько завтракает, смотря последние события в Японии и в мире в общем. Но тут её отвлёк кто-то, кто по видимому намеревался выбить ей дверь. Удивлённо вскинув брови, брюнетка поспешила открыть многострадальную дверь.
- Саске, Тен тен?! А вы что тут делаете? После вчерашнего вечера вы должны как минимум дня два отсыпаться? – отойдя в сторону Хина впустила эту беспокойную парочку.
- Привет Хината, слушай, ты хорошо помнишь вчерашний вечер?
- Да, а что? Хотите узнать, ничего ли вы вчера ТАКОГО не натворили? – с каждым словом бывшей Хъюге всё больше хотелось смеяться. Хотя она и владела очень развитым и сильным чувством такта, но только от единственного взгляда на лица ребят, хотелось смеяться.
- Ну что-то вроде того. – даже у Саске не получалось сдержать его привычной маски спокойствия и безразличия.
- Да ничего такого особенного вы не делали. Ну пили как все, веселились. Вот только Тен танцевала стриптиз (после этого заявления, красная как рак Такахаши, посмотрела с ненавистью на Учиху, тем самым говоря, что он попал, по крупному попал, который в свою очередь делал вид, что тут обще не приделах), да и ты Саске с Саем там немного подрался. Тен вас ели разняла, но через пару минут вы уже вместе веселились. Ну так то всё….. Ну вы ещё играли в конкурс «Кто кого перепьёт» и Тен выиграла.
- Ну, это мы и сами помним. А больше нечего такого мы не делали или не говорили?
- Да вроде нет. А что случилось то? Скажите, может тогда я чего-нибудь да вспомню.
- Короче говоря, сегодня утром, когда мы проснулись, то обнаружили, что женаты. Кольца, штампы, всё как полагается. Но мы ничего об этом не помним.
- КАК ЖЕНАТЫ?! – такого крика от Хины никто и никогда не слышал за всю свою жизнь.
- А вот так! – развела руками теперь уже бывшая Такахаши.
- Когда же вы успели?
- Не поверишь, самим интересно. – съязвил Саске. Он не хотел грубить девушке, но вся эта ситуация его уже порядком достала.
- Слушайте, а сходите в тот загс, в котором вас расписали. В паспорте же написан его адрес, там вам всё и скажут. Ну или хотя бы направят в нужном направлении.
- А это идея! Спасибо тебе Хина. А ты действительно больше ничего не помнишь?
- Нет, простите. Мы с Кибой ушли раньше вас. Наверное, после этого вы и решили пожениться.
- Ладно, спасибо и на этом. Ну, мы пойдёт. И ещё, Хината, об этом пока никому.
Девушка понимающе кивнула и последний раз извинившись, что больше ничем не может им помочь, закрыла дверь.
Оперевшись на стену, девушка набрала номер.
- Ало. Они едут к тебе, готовься. Да, да, я всё помню.
Повесив трубку, брюнетка глубоко вздохнула:
- Простите Саске, Тен, но вы нам потом за это только спасибо скажите.


Тем же вечером, Саске и Тен тен сидели вместе на диване и, не моргая, смотрели в одну точку.
Поход в загс и прояснил ситуацию и в тоже время осложнил её. Пока они шли по коридору на них то и дело косились недоуменные и вопросительные взгляды. Двое ничего не понимали, пока не встретились с женщиной, расписавшей их. Это оказалась Цунаде! Жена родного деда Наруто. Джирайя с ней познакомился много лет назад, когда Узумаки было всего лишь несколько годков отроду. Его родители погибли в автокатастрофе. Ребёнка хотели отдать в детский дом, но дед убедил судью, что сможет обеспечить Наруто и позаботиться о нём, ведь он – это всё что у него осталось. Он потерял сына и невестку, которых очень любил. Он не хотел потерять и внука, и судья посчитал, что лучшей кандидатуры для воспитания ребёнка не найти. А ещё через некоторое время мужчина познакомился с Цунаде. Встреча была случайной, но она изменила всю их жизнь. Она полюбила Джирайю, а Наруто стал ей самым любимым и родным внуком.
Именно она в три или даже четыре часа утра и поженила их. Но на просьбу развестись, она ответила категорическим отказом. Видите ли, в последнее время люди и так стали часто разводиться, а для отчёта начальству, которое ей за такое большой количество бракоразводных процессов урежет сильно премию, ей, конечно, ещё одного развода как раз и не хватало. Поэтому, показав им фигу, выперла их из загса со словами:
- Создали семью, так живите! Бракосочетание – это вам не шутки! Не понравилось, сходили и развились! Поэтому ничего и слышать об этом не хочу!
Оставив перед входом в загс, с полным недоумением в глазах новоявленную семью Учих, Цунаде скрылась в здании.
Зайдя в нуторь, женщина прошептала:
- Простите ребятки, но вам так будет лучше.

- Ну и что нам делать? – девушка в шоке посмотрела на Саске.
- Пытаться ужиться друг с другом под одной крышей. – пусть парень и пытался шутить, но чувство безысходности отчётливо ощущалось в его словах.




Категории: ***Фанфики***, ^ANIME^
комментировать 35 комментариев | Прoкoммeнтировaть
вторник, 28 февраля 2012 г.
Моя Nalati 15:46:15
Название:Моя
Автор: Nalati
Бета: мои любимые S u n s h i n e и Тенсейра Морфенто)))
Жанр: романтика, да сама не знаю
Пейринг: Саске/Тен Тен ну а там как пойдёт)))
Рейтинг:ой не знаю не заню..
Дисклаймер: герои принадлежат Масаси
Размещение: где хотите, только меня в авторы, иначе я самолично возьму катану в руки))
Предупреждения: насчет OOC – как получиться.
От автора: Прихать или судьба, сказать "Я согласен/на" - раз плюнуть, а вот доказать......
От автора 2: Это моё третье творение, не судите строго, идея пришла во сне))))

Глава 1.
Подробнее…
Наш мир безумен. Он полон всяких странностей, чудес и неожиданностей. Но самое главное – никто из нас от этого не застрахован, все мы с вами всего на всего только актёры, когда главный шизанутый режиссёр, судьба, постоянно меняет сценарий, нашу с вами жизнь.
Например, как сегодня. Коноха проснулась, ничего не подозревая. Обычное утро, обычный день, обычные заботы и проблемы. Со времени 4 Великой Войны Шиноби прошло уже более полу-года. Главные деревни-защитницы были практически восстановлены. Суна не особо пострадала, только немного потрепались дворец, главные ворота и ещё пара тройка зданий. В Конохе дела обстояли не так радужно. Акацки разнесли деревню практически до основания, не до конца, конечно, но разрушения огромны. Пришлось заново отстраивать стены окружающие Лист, дворец Хокаге, Академию, частично Госпиталь, а про дома вообще можно не говорить. Странно, но меньше всего пострадали поместья кланов Хъюга, Учиха (их квартал вообще не был задет!) и Инузука. Все остальные дома преимущественно были уничтожены. Зато обошлось без потерь. Нет, конечно, все были ужасно ранены. Многие джоунины и члены АНБУ стали инвалидами, Нейджи очень сильно подпортил зрение, не считая перелома руки и многочисленные ранения и царапины. Хината особо не пострадала, но когда она вернулась в Коноху с поля битвы, у неё была повреждена ладышка и большая царапина уродовала лицо, но благодаря Цунаде и её мазям даже малюсенького шрамика не осталось. Ли и Гай-сенсей тоже вернулись с фронта достаточно потрёпанными, но живыми. Ино, Сай, Шино и многие другие на долго не задерживались нигде: то в деревню доставляли лекарство, пострадавших и продовольствие с новостями и тут же убегали, то были посланниками в Суну и на фронт и тд. Сакура особо никуда не выезжала, она всё время помогала больным и раненым в госпитале, ну или вернее там, чем он являлся до войны. Когда вернулся Узумаки с вестью, что они победили, она кинулась ему на шею и горько плакала, повторяя одну и туже фразу: Ты жив….. Придя в себя, она посмотрела на него и задала один единственный вопрос, который её мучил уже давно:
Сакура: Наруто, а где Саске? – она глазами стала высматривать его среди тех, кто пришёл вместе с Узумаки с последнего сражения, но знакомую фигуру девушка так и не нашла.
Наруто мило улыбнулся: Сакура, с ним всё хорошо. Он вернётся, не скоро, но я уверен, что вернётся. Ему надо о многом подумать.
Цунаде: Ну и где этот Учиха? Мне с ним хорошенько потолковать надо.
Наруто: А его нет. Но Саске придёт, я знаю. Но вы его выпишите из преступников. Если бы не он, то мы бы сейчас не стояли вместе и не радовались победе. Он помог мне убить Мадару. Он такой же герой, как и я.
Цунаде: Ладно, я подумаю над этим. Скорее всего, я отзову приказ о его отлове, но его дальнейшая судьба зависит только от его выбора.
Наруто улыбнулся ещё светлее и крепче обнял Сакуру. Она же так и стояла, усваивая информацию.
Но с того поля, где всё и произошло вернулся не только этот солнечный балбес, но так же и Киба с Аккамару, теперь этот пёс врядли будет выполнять опасные и тяжёлые миссии, как раньше, но теперь он самая великая собака деревни, как и его хозяин. Шикамару, который оказался не заменимым в области стратегии, но в последний момент, разозлился: « Мне надоело отсиживаться в деревне, когда мои друзья защищают её, рискуя жизнями» и пошёл воевать с остальными. И Тен тен … Это девушка оказалась самым настоящим ураганом. Чтобы она там не говорила про свои способности и возможности – она показала всем. С самого начала войны она не была в деревне, она была в самой жаркой точке. Девушка всё время воевала, ни разу не проиграла. Тен завалила не одного Акацука и других вражеских шиноби. Ни раз спасала, кому-то жизнь, но сама никогда не возвращалась в Коноху раненная или полумертвая. Она сыграла свою роль в убийстве Мадары. И, наверное, благодаря таким людям, как Такахаши, которые отдают себя защите дорогих им людей без остатка, которые готовы бороться до последнего пока их сердца не перестали биться, которые вытерпят любые пытки, но не сдадутся врагу, война и оказалась выигранной. Именно такой и оказалась эта девушка. Она вернулась героем. Пусть главными победителями и остаются Учиха с Узумаки, но ей и не нужно этой славы, ей достаточно лишь живых улыбающихся мордашек её друзей. Но самое интересное, что Тен тен оказалось особо и не пострадала. Пара царапин, вывихнутая рука и немного пострадавшая психика из-за плена. Во время войны девушка попала в плен, её сильно пытали, но она смогла выбраться от туда своими силами. Но нервы и душевное здоровье немного покачнулось. Теперь ей снись достаточно реалистичные кошмары, которые не смогли ничем вылечить, из-за чего Тен начала бояться спать одна. Она стала жутко не терпеливой и, вообще, у неё походу снесло крышу – Тен тен стала типа второго Наруто, хотя всё равно оставалась спокойнее. С ней просто стало не возможно спорить, да и в драках она стала опаснее Харуно, Темари, Ино и нескольких парней вместе взятых. А так она осталась нежной и ранимой девушкой – просто божьим одуванчиком.
За эти пол года жизнь вернулась на круги своя. Раны затянулись, с потерями и трагедиями смирились, здания отстроились, да и отношения у всех наконец-то наладились. Наруто всё же стал 6 Хокаге, как и мечтал. Гуляли всей Конохой и Суной, прибывшей полным составом во главе с её Казакаге. В конце концов, в один вечер отмечали сразу три события – победу, назначении Узумаки и свадьбу Шики и Темари, не стали они свадьбу в долгий ящик откладывать, да и братишки не были против. Кстати сказать, Темари сейчас на 8 месяце беременности! Ждут девочку – Коноха не выдержит удара. Сакура долго думала, думала и решилась – подошла и поцеловала Нару прямо перед двумя деревнями на его назначении….. Ну если не углубляться в подробности, то теперь они вместе. А сейчас все её подруг (да и я тоже) начали подозревать, что она собирается скоро сделать Узумаки очень счастливый, но ОЧЕНЬ неожиданный подарок!!! Но время покажет! Хината теперь с Кибой, Ино с Саем, но я не буду об этом рассказывать, ведь это уже совсем другая история…… Но вернёмся к Такахаши, если не брать в расчёт её всякие заморочки, то одна из вещей, которую она сделала, после возвращения – это продинамила Хъюгу. После всего, что она сделала для родной деревни он, наконец-то, разглядел в ней девушку и предложил встречаться, но Тен тен со своей новой психикой в паре отшили его. Он долго ходил мрачнее тучи и злее ста чертей, но потом успокоился и отошёл. Короче всё восстановилось и стало даже лучше.
Вот и этот день не сулил Цунаде ничего интересного, она пока до сих пор занималась бумагами и всяким остальным бредом, который Наруто пока не давался. Она сидела разбирала завалы на столе, как вдруг что-то привлекло её внимание, какое-то шуршание.
Цунаде: Выходи кто бы ты не был!
Саске: Это я…… Я вернулся.
Цунаде впала в шок – перед ней стоял сам Учиха Саске, улыбался (ну или как это у него называется) и с со странным выражением лица смотрел на неё.
Цунаде: Учиха??!!!
Саске: Я, я собственной персоной.
Цунаде: Не может быть……..
Вот так вот, чудеса всегда случаются тогда, когда их меньше всего ждёшь……



Категории: ***Фанфики***, ^ANIME^
комментировать 27 комментариев | Прoкoммeнтировaть
среда, 22 февраля 2012 г.
Жизнь как стих Nalati 13:22:01
Название: Жизнь как стих
Статус: закончен
Размер: миди (3 части + эпилог)
Жанр: драма, романтика, философия
Персонажи: да так, всех понемножку
Пейринги: на мой взгляд, довольно оригинальны
Рейтинг: PG-15, в последней части NC-17
Дисклеймер: всё принадлежит Кисимото-сама
Размещение: с согласия автора и с отправлением ссылки
Предупреждения: скажу сразу, что Сасу/Саку тут не наблюдается. При прочтении советую учесть
От автора: читать всем)))

Подробнее…Часть 2.2

На следующий день Наруто не пришёл в школу. Если честно, никто, собственно, не заметил его отсутствия. Почти никто.
Девочка, сидя за партой, угрюмо хрустела пальцами, не обращая внимания на морщившуюся при каждом новом щелчке Ино. Та ещё не могла простить ей её отношений с Саске, хоть и понимала, что они были просто друзьями. Очень хорошими, но друзьями. А самой девочке не хотелось говорить Яманака, что Учиха, по его же собственному признанию, считает Ино «ну, ничего». Всякому другому человеку это могло бы показаться оскорблением, но девочка, привыкшая к его комментариям из ряда «достала» или «пустышка», понимала, что блондинка запала парню в сердце. С одной стороны, она нравилась ему, даже очень, но, с другой стороны, она была чуть ли не первым агрессором его подруги. И эта двойственность ставила его в тупик, заставляла огрызаться на колкости и едкие замечания девочки. Та же радовалась за друга, но не могла упустить случая подшутить над ним. Правда, после первого же подкола с её стороны (девочка всегда была острой на язык и редко когда сдерживалась), паренёк замкнулся и долго с ней не разговаривал, поэтому девочка решила на время оставить его в покое, до тех пор пока он не успокоится. Потом же всё началось заново, правда, действовала она в этот раз более осторожно, так что паренёк быстро привык и перестал злиться.
Но сейчас её это мало заботило. Все мысли девочки были только о голубоглазом пареньке, которого, как бы ни хотелось признавать, она, похоже, обидела. Да, она была не права. И почему так на него взъелась? Девочку мучила совесть.
На уроках она была жутко рассеянной, Ирука-сенсей постоянно делал ей замечания, даже дневник забрал как гарантию её послушания. После этого она стала более-менее внимательно слушать учителя и даже записывать что-то в тетрадь. Наставник только хмыкнул. Конечно, он не любил угрожать неудами и иными подобными им вещами, но иногда это было просто необходимо. Дав ученикам задание, он встал у окна и, якобы наблюдая за дуркующими воробьями, краем глаза следил за неугомонной девочкой. Интересно, почему она сегодня так невнимательна? Обычно на уроках она очень сосредоточенно его слушает, стараясь понять всё, что он объясняет. Но сегодня же… Что с ней?
Он стал медленно ходить по классу, перемещаясь от одной парты к другой и мимоходом заглядывая в тетрадки учеников. Сакура, как всегда, впереди планеты всей: остался один номер – и готово. «Надо будет дать ей задачу из сборника», - это уже рефлекс. Ино усиленно создаёт видимость работы, а сама же старательно заглядывает в тетрадку Чоуджи, у которого и так полно ошибок. Разумеется, все они мирно перекочуют к Яманака. Ирука только усмехается. Ли вместе с Кибой, не скрываясь, играют в морской бой, причём у Инузука явное преимущество. Не сказать, что он намного умнее Рока, нет, выигрывает он не потому. Просто у него есть тайный помощник (нос и глаза которого торчат из-под парты со стороны Ли), внимательно наблюдающий за ситуацией и докладывающий своему хозяину. От них всё равно толку никакого, так зачем время тратить? Саске, уже переделавший все задания, сидит, сложив руки на груди, и что-то сосредоточенно обдумывает, буравя взглядом спину девочки. Она же сама, сутулясь, и поминутно смотря в окно, что-то пишет в тетрадке. Ирука, остановившись рядом с девочкой, внимательно наблюдает за её действиями. Из-за того, что она так сгорбилась, не видно было ни одной записи, поэтому сенсей протянул руку и взял тетрадь. Девочка, недоумевающе и как-то отстранённо посмотрев на него, стала ждать. Лицо учителя удивительно менялось: сначала это были лёгкая веселость и задумчивость, медленно сменившиеся недоумением, потом – удивление, на смену которому пришла раздражённость и странное понимание.
- Что это такое? – произнёс учитель и вернул ей тетрадь в раскрытом виде.
Класс удивлённо притих.
Девочка, всё ещё ничего не понимая, взглянула на свои записи, состоявшие из каких-то обрывочных фраз, или отдельных слов, или же целых предложений (и это-то при том, что шёл урок математики!). «Странно, где он?.. заболел… куртка… почему не пришёл?»
Девочка, всё больше и больше краснея, читала свои записи. Любопытные соседи тоже пытались заглянуть в её тетрадь, но ни сесней, ни сама школьница этого сделать не позволили.
- Думаю, тебе стоит пойти домой, - тихо сказал ей Ирука, и так, чтобы никто больше не увидел, передал ей записку.
Девочка, благодарно посмотрев на него, быстро собрала вещи и под возмущённые вопли класса выбежала из школы.
- Сенсей, сенсей! – кричали со всех сторон. – Куда она? Что она делает?
- Как что? Бежит! – на прямой вопрос прямой и ответ.
- Куда?!
- Я дал ей задание, - Ирука обвёл взглядом притихших учеников, остановившись на Учиха.
Тот лишь кивнул.

***

Девочка, прижав к груди куртку и расталкивая прохожих, неслась сквозь толпу. На клочке бумаги, переданном ей сенсеем, был написан адрес. Его адрес. Её не интересовало, как сенсей догадался обо всём. Главное, что он понял. А остальное не важно. Стоп!
Она резко затормозила. А Саске? Как он отреагирует? Ведь она ничего ему не говорила… Ксо, надо будет рассказать обо всём другу вечером.
Так, ещё два квартала. Ага, теперь второй этаж, третья дверь налево.
Тук-тук-тук.
Молчание.
Опять стук – и тишина в ответ.
На глазах выступили слёзы. Опять, он опять так поступает! Тогда отвернулся, и сейчас то же самое! Опять, опять, опять!
Девочка со всего размаху стукнула кулаком по двери. Деревянная перегородка ответила лишь глухим ворчанием, что, мол, я не виновата, не меня бить надо, а его. Ксо, да где же он может быть?!
Неудачница-ищейка села возле двери, прислонившись к ней спиной и закрыв лицо его курткой. Две слезинки, две маленькие солёные капельки, были поглощены лёгкой материей.
- Поищи на тренировочной площадке.
Девочка встрепенулась и, широко раскрыв глаза, посмотрела на говорившего.
- С-саске? – её удивлению не было границ. – А ты здесь как оказался?!
- Да вот… - он неопределённо махнул рукой и посмотрел девочке в глаза.
Понимание.
Он понимает.
Её.
Его.
Друг. Лучший друг.
Для них.
- Спасибо, - прошептала девочка и, вскочив на ноги, побежала в указанную сторону.
- Будь осторожна, - слова так и не были произнесены, лишь губы, беззвучно двигаясь, повторили их форму.
Парнишка, тихо бежавший вслед за девочкой, надеялся, что его отсутствия не заметят. А в голове крутились вопросы. Почему Ирука-сенсей ей помогает? Зачем разрешил уйти с уроков? И почему позволил Саске создать клона и отправиться за ней?

***

Ветер, играя мягкими прядками, бросал их девочке в лицо, но та не обращала на это внимание. Словно отрешившись от этого мира, она бежала вперёд, спотыкаясь, вставая, снова падая, расшибая коленки и крепко-накрепко вцепившись в уже порядком помятую оранжевую куртку. Она бежала по улицам, лавируя между прохожими, ловя на себе недоуменные взгляды, но не замечая их, словно кто-то внутри подгонял её: быстрее, быстрее, быстрее!
И она бежала ещё быстрее, сокращая путь до площадки, как только было возможно: сворачивала в какие-то закоулки, перепрыгивала с одной крыши дома на другую, перелезала через заборы, пролазила через дырки в решётках – и, наконец, перед ней показалось квадратное поле для тренировок, обнесённое с трёх сторон крупной сеткой. Четвёртая же сторона не была перекрыта: она открывала путь в лес, то есть сама площадка представляла собой нечто наподобие выступа, основанием которого являлись сами деревья.
Перепрыгнув через сетку (ей это было не впервой), девочка побежала в чащу, оставляя за собой поломанные ветки и смятую траву. Буквально через пару секунд показалась развилка.

Четыре дороги.
Четыре пути.
Четыре жизни.
Четыре судьбы.

Выбор. Сделать выбор. Осознанный. Возможно, судьбоносный. Сделать выбор. Опять.
Номер два.
Деревья неслись навстречу, ветер хлестал по лицу, оставляя тонкие красные полосы от соскальзывавших с ресниц слёз. Их дробный стук терялся в шуме бега, в звуке её частого и хриплого дыхания, в её шёпоте, неслышном, но осязаемом: «Нет…». Сколько она бежала? Минуту? Две? Может, десять? Или секунду? А, возможно, вечность? Вечность – это то понятие, который каждый определяет для себя сам. Для неё вечности не существовало.
Поляна показалась слишком резко и быстро, ослепив уже привыкшие к тьме глаза ярким светом полуденного солнца. Прикрыв их рукой, девочка до боли стала вглядываться в окружавшее её пространство. Деревья безмолвствовали, речка тихо пела свою песню, облака незаметно проплывали вдалеке. Всё казалось слишком тихим, слишком спокойным. Слишком неживым. Лишь один звук, частый, повторяющийся звук, нарушал мёртвую идиллию.
Удар – тишина.
Удар – тишина.
Удар…
Крик.
Стон.
Боль.
Быстро повернув голову, девочка увидела того, кого искала. Он стоял, прислонившись к деревянному столбу, и с ненавистью и вызванной непониманием обидой смотрел перед собой. Он даже не заметил её. Просто стоял. И смотрел. Не замечал. Снова.
Вдруг резко повернувшись, паренёк остервенело стал бить тот столб, на который раньше опирался.
Удар – выдох.
«Кап», - на землю упала первая алая капля.
Удар – вдох.
«Кап», - вторая, медленно соскользнув со щеки, последовала за ней.
Удар – звук глухого падения.

Он упал на колени, повалился навзничь,
Ведь того, что хотел, не смог он достичь.

Девочка, глотая слёзы и прижимая яркую куртку к себе, стояла на опушке, не зная, что делать. Он не заметил – нужно ли идти? Или он просто хочет побыть в одиночестве? Может, именно затем он здесь?
Паренёк встрепенулся, будто бы услышав её, стал крутить головой из стороны в сторону, желая найти того, что нарушил его одиночество. Того, кто сделал это. Наконец.
Его взгляд наткнулся на её хрупкую фигурку, замершую в нерешительности на вершине холма. Их глаза встретились. Недоумевающие и смущённые, радостные и грустные, мятежные и надеющиеся – его и её.
Девочка медленно стала приближаться к пареньку, вглядываясь в него, замечая, но не обращая внимания на то, что он прячет руки, пробегаясь взглядом по ярко-красным дорожкам на щеках, нежно и со странным трепетом смотря на его растрёпанные волосы, которые так и хотелось пригладить.
Солнышко.
Её солнышко.
От этой мысли потеплело на душе.
Подойдя к мальчонке на достаточно близкое расстояние (что-то смутное, неясное, буквально, на уровне подсознания, мешало стать ближе), девочка протянула руку. В ней до сих пор была зажата его куртка. Яркая, как он сам. Кричащая, как его душа.
- Держи, - не зная, что ещё можно сказать, буркнула девочка.
Мальчик протянул было руку, но тут же отдёрнул её: не хотел, чтобы она увидела разбитые о дерево костяшки пальцев.
- Оставь себе! – стараясь казаться весёлым, он закинул руки за голову (всё так же пряча кулаки) и широко улыбнулся, закрыв глаза.
Красные полосы, идущие от глаз, размылись, пошли зигзагом.
Они молчали. Девочка стояла, опустив руки, замерев, не решаясь сделать и шаг. Она пыталась подойти к нему, но перед ней будто бы стояла стена, сквозь которую девочка никак не могла пробиться. Стена из пламени.
Из огня.
Из ярости.
И одиночества.
Он одинок, чертовски одинок, внезапно ясно и с болью подумала она. Но одинок не потому, что хочет этого. Он вынужден быть таким. Вынужден носить эту нелепую одежду, чтобы хоть как-то привлечь внимание. Вынужден смеяться, чтобы не казаться грустным. Вынужден спорить, когда хочется убежать. Вынужден бороться, когда тело и разум требуют сдаться. Он вынужден жить, когда хочется умереть. И он встаёт, когда остальные вынуждают его упасть. Он борец до конца дней своих, борец и тела, и души. Его жизнь – цепь поединков, его цель – победа над судьбой. Над теми, кто творит судьбу, - над людьми. Над собой. Остальное – лишь маска.
Разрушить стену, уничтожить её, растоптать, разорвать – сделать всё, что угодно, лишь бы она исчезла. И девочка идёт вперёд, медленно, шаг за шагом приближаясь к намеченной цели, обдирая руки о невидимую проволоку, обжигая кожу чьим-то раскалённым ненавистью дыханием. Но она не останавливается. Упорство – вот то, что всегда отличало её. Упорство и неверие в страх. Он есть, но она не верит в него.
Её пальчики нежно коснулись щёк паренька, вытирая красные полосы, размазывая кровь по золотистой коже. Да, за золото надо платить, и ценой, порой, бывает именно кровь.
Он недоверчиво и удивлённо распахивает глаза. В их голубых глубинах невозможно скрыть что-либо. Отчаянная надежда, замутнённая неуверенностью, страх печали и горечь одиночества – облака, тяжёлые, свинцовые облака, на небе его души. Она же – ветер, тот, что разгонит их. Не будет алого дождя – она принесёт золотые лучи. Лучи смеха и радости – лучи дружбы. И любви.
- Я стану ветром… - будто услышав своё имя, тот подхватил её слова, закружив их в своём танце.
Тоненькие, худенькие ручки крепко обняли паренька. Он, не ожидавший такого, замер, как жертва, впервые встретившаяся с хищником и не знающая, как себя вести: то ли убежать, то ли вступить в бой. Неравный бой. Бой не на жизнь, а на смерть.
Парень выбрал последнее, хоть и понимал, что, возможно, проиграет. Но мог ли он на самом деле проиграть? Если вся твоя жизнь – бой, неужели ещё с одним соперником не справишься? Не победишь? Проиграешь? Нет, этого не будет никогда! Его ставка в этой игре – душа, поэтому он обязан дойти до победы.
Мальчонка думал именно так. Поэтому не отверг её. Не разорвал кольцо обнимавших его рук. Не стал сдаваться и не отступил – продолжил сражаться. Во всяком случае, ему очень хотелось именно так думать. Мысли о том, что это очень приятно, когда тебя просто обнимают, когда элементарно касаются, когда нежно проводят рукой по спине, он постарался выгнать. Он не нуждается ни в ком, как и он сам не нужен никому. Она лишь противник, не больше. Очередной противник, которого нужно победить.
- Верь, Наруто, - тихо шепчет она. – Просто верь…
Налетевший внезапно порыв ветра сорвал ещё как-то сохранившуюся на деревьях листву, осыпав детишек кроваво-золотым дождём. А они стояли, прижавшись друг к другу, не говоря больше ни слова и чувствуя, что в этот момент зарождается что-то новое, пока ещё неизведанное, но реальное. Любовь? Нет, сильнее. Дружба? Нет, глубже. Но что родилось тогда, тогда, когда они взглянули друг другу в глаза, когда на их лицах засияли улыбки? Что? Новая пара? Новые друзья? Нет, это нечто гораздо большее.
Тогда родилась ещё одна семья.
Черноволосый мальчик, наблюдавший за братом и сестрой, только вздыхал. Лёгкий ветерок, уже впитавший счастье друзей, принял его отчаяние, унося его с собой, и передал, как по эстафете, радостное напряжение. А кому тогда достанется печаль?

Печаль – печать,
Судьба – закон,
Бумага – жизнь.
А текст? Так кто же он?!

- Ты мне ещё деньги не отдал, бака!
- Умеешь ты всё испортить…

Часть 3.1

- Ты не против сходить сегодня куда-нибудь? – девушка резко обернулась, расширившимися от удивления глазами посмотрев на говорившего.
Он… неужели он пригласил её? Хьюга Неджи пригласил её? Вот смех-то! Гордец из гордецов снизошёл до простой смертной? Интересно, что из этого получится?
Девушка пытливо взглянула в глаза собеседника. Ноль эмоций. Такой же спокойный с тонкими нотками заинтересованности голос. Те же глаза. Та же гордая осанка, выдающая характер. Всё осталось прежним, но… изменилось? Казалось, уголки губ чуть приподняты в лёгкой улыбке, что само по себе было необычно. Если уж Хьюга и улыбался, то как-то кривенько, иронически-насмешливо, но не так, по-доброму, мягко… Интересно, что это с ним? Нет, она, конечно, знала, что он очень изменился после боя с Наруто, но и такая разительная перемена не укладывалась у девушки в голове. Может, с сестрой помирился? Недавно они так поссорились, что Хьюга-старшая прибежала к ней вся в слезах и отказывалась идти домой. Потом, разумеется, после объяснений, девушка сказала подруге, что убегать из дома – не выход, а посему Хината (правда, на следующий день) вернулась домой, успокоившаяся, но до сих пор не уверенная в правильности своего решения. На Неджи она и не посмотрела. Отец, разумеется, ничего об их ссоре не знал.
Ещё раз посмотрев парню в глаза, девушка осторожно, будто опасаясь, ответила:
- Хорошо, Неджи.
Серо-стальные глаза удовлетворённо вспыхнули.
- Я зайду тогда часов в семь.
- Идёт.
Девушке надо было ещё кое-что прикупить, поэтому она быстро распрощалась с Хьюга и побежала по магазинам. Нагрузив полные сумки, она поплелась домой, стараясь не свалиться и не разбросать всё по пути. С горем пополам ей это удалось.
Захлопнув дверь квартиры, она прошла на кухню и, облегчённо вздохнув, вывалила содержимое увесистых пакетов на стол, отчего тот недовольно крякнул. «Ничего, потерпишь. И не такое выдерживал», - многозначительно хмыкнув, она направилась в спальню, дабы осмотреть содержимое шкафа и решить, что же надеть сегодня вечером.
Открыв дверцы, она быстро (действительно, быстро!) пробежалась глазами по содержимому, которое представляло собой пять занятых и ещё три свободных вешалки: остальные вещи были аккуратно разложены по полкам. Нда, не густо. Одинокие «плечики» ответили ей полным тоски покачиванием. Вытащив пять несчастных выходных одеяний, девушка разложила их на кровати и стала внимательно осматривать. Два из них она отмела сразу же: в одном Хьюга её уже видел, а на другом красовалось неизвестно откуда взявшееся пятно. Присмотревшись, она вспомнила причину его появления, а посему быстренько запихнула провинившуюся вещичку обратно. Ксо… осталось только три! Взяв первый наряд, девушка подошла к небольшому зеркалу и приложила лёгкую ткань к себе. Нежно-розовая материя мягко стекла по телу, подчёркивая каждый изгиб. Глянув на ровную поверхность висевшего перед ней стекла, девушка прыснула со смеху: этот цвет шёл кому угодно, только не ей. И как только это платье оказалось у неё в шкафу? Пустые вешалки приветственно задёргались в ответ на возвращение старой доброй розовой знакомой. Настал черёд конкурсанта номер два. Кроваво-красный, с размытыми огненными всполохами костюм сразу понравился девушке. Приложив его к себе, она с удовольствием отметила, что он необычайно ей идёт. Быстренько переодевшись, она снова очутилась возле зеркала. И замерла. А ведь на то была причина: чересчур глубокое декольте выглядело настолько нескромно, что девушка невольно попыталась прикрыть грудь руками. Ксо! На что же она смотрела, когда покупала его?! Стянув костюмчик и со вздохом сожаления отправив его к братьям-неудачникам, девушка повернулась к последнему наряду, небрежно брошенному на покрывало. Ткань чуть мерцала из-за шаловливых солнечных лучиков, нечаянно (или специально?) попадавших на неё. Девушка удивилась: странно, почему она сразу не обратила внимание на неё? Всё ещё не найдя объяснения столь странному поведению, девушка взяла в руки поблёскивавшее платье. И тут же бросила его обратно. Ксо… как она могла забыть?! Ведь тогда… тогда… это тогда она его купила! Ксо…

… Теплое июльское солнышко настойчиво стучалось в зашторенные окна, заставляя лежавшую на кровати девушку зарыться лицом в подушку. Пробурчав что-то непонятное в адрес упорного светила, она медленно вытекла из уютных объятий одеяла и потопала в ванную. Да-да, чувствовала девушка себя просто отвратительно: она всю ночь проворочалась, провертелась, а сон всё никак не шёл. Дурацкие мысли, странные и, порой, жуткие образы всплывали в голове, неясное предчувствие чего-то необратимого преследовало девушку, не давало отдаться во власть сна. И это пугало её. Не позволяло уставшему мозгу хоть чуть-чуть отдохнуть. Она чувствовала: что-то должно произойти. Что-то невероятное. Ужасное. И это что-то приближалось.
Наконец-то переступить границу владений Морфея она смогла только под утро, а посему её быстренько оттуда выгнали, сославшись на довольно позднее время. И вот сейчас она стояла перед зеркалом и лицезрела плоды ночных «похождений». Веки еле поднимались, кожа была очень бледной, под глазами залегли чёрные тени… В общем, видок не из лучших. Поэтому, вооружившись непонятно откуда взявшимся содержимым косметички (девушка принципиально не пользовалась косметикой, но это, наверно, было куплено ещё её мамой лет эдак надцать назад), она начала старательно приводить себя в порядок. Большинство тюбиков были девушке совершенно незнакомы, но человеческий разум победил. И через час она уже была готова и направлялась в ближайший магазин. Сегодня был особенный день: день рождения Саске, поэтому девушка хотела устроить ему праздник.
Купив всё, что надо из продуктов, она побрела домой. Миссий на сегодня не было, Тсунаде-сама не вызывала, поэтому можно было полностью посвятить себя готовке. Но что приготовить? Что-то традиционное? Или европейское? Может, попробовать русскую кухню? Или не изменять японской? Вся в таких мыслях, она всё-таки обратила внимание на витрину магазина, мимо которого проходила. Набитые доверху пакеты чуть было не вывалились из рук. Там, за стеклом, переливалось всеми красками утра настолько красивое платье, что оно казалось ненастоящим. Изумительная нежно-голубая ткань, расшитая серебром, просто светилась, если на неё попадали лучи недавно взошедшего солнца. Девушка не могла отвести глаз, настолько оно было прекрасным. Словно в тумане, она зашла в магазин и попросила это платье на примерку (удивительно, как только Ино не заметила его?).
Лёгкая, прямо-таки воздушная ткань несмело коснулась кожи девушки, заставив ту чуть вздрогнуть. Повернувшись к зеркалу, девушка не узнала себя: её обычное, ничем не примечательное лицо, совершенно обыкновенные волосы, не сказать, чтобы прекрасная фигура – всё преобразилось. Волосы прекрасно сочетались с нежным цветом ткани, создавая яркий контраст и привлекая к себе внимание, фигура смотрелась скромно, но необычайно притягательно, маня плавными изгибами, а лицо… Спокойное, умиротворённое, но светящееся, оно притягивало взгляд своей невозмутимостью и прямо-таки царским величием. Да, это было её платье. Только её.
Наплевав на заломленную хозяйкой цену, девушка купила это чудо и с радостным предвкушением собиралась уже его снять и пойти домой, как вдруг залетевшая в магазин Ино, немного отойдя от шока, выпалила:
- Ты слышала? Саске-кун ушёл!..
Больше она не помнила ничего, осталось лишь смутное ощущение ненависти на собственную прозорливость…

Ушёл, не пощадив ты нас
И слова не сказав.
Ушёл, долой исчезнув с глаз,
Оставшись жить в мечтах…

… Девушка понимала, что глупо было не любить платье только из-за того случая. Глупо и неразумно. Но чувства, эмоции,.. сердце – все они говорили совершенно обратное. Она покупала его специально для того дня, потому что хотела сделать приятное близкому и дорогому ей человеку. А он…
Вздохнув и собравшись с силами, она в который уже раз повторила: он ушёл. Слова Ино, её растерянное и непонимающе-грустное лицо, чуть подрагивавшие губы и блестящие в глазах слёзы до сих пор стояли у девушки перед глазами. Да, ступил ты, друг, думала девушка, накручивая себя (что угодно: хоть злость, недовольство – но только не отчаяние!). Она ведь так тебя любила. И до сих пор любит…
«И обо мне ты тоже не подумал», - ярость постепенно подбиралась к голове, затапливая всё на своём пути, заставляя судорожно сжиматься кулаки, вздуваться на руках вены и блестеть вызванной обидой (а глубоко в душе – непониманием и одиночеством) ненавистью глаза. Ведь он, кроме Наруто (тут девушка чуть улыбнулась), был единственным близким ей человеком. Кто помог ей пережить смерть семьи после нападения Орочимару? Он. Кто проводил с ней всё время, свободное от миссий? Он. Для кого, чёрт побери, она была дорога?! Для него! И где он теперь? А дьявол его знает! И это неведение губило её. Ведь на самом деле она не обижалась. Не злилась. Она боялась. За него. И это, и только это, было причиной её ярости. Волнение, волнение за друга. За лучшего друга.
Девушка снова взяла в руки нежную материю, уткнулась в неё носом. Странно… она легонько улыбнулась. Казалось, покладистая ткань впитала в себя его запах, чуть пряный, но завораживающий. Наверно, игра её больного воображения. Ведь он даже не видел его.
Так надень, шепнуло сознание, хитро поблёскивая глазками из темноты. Девушка замерла, прижав платье к себе. А… может… действительно надеть?.. Невидимый собеседник закивал головой.
Она нерешительно подошла к зеркалу и приложила мягкую ткань к себе. Шёлк по ту сторону ответил ей насмешливо-призывным мерцанием. Как завороженная, девушка медленно расстегнула замок платья, чувствуя, как его прохлада и гладкость нежно, подобно лепесткам роз, касаются кожи. Невольно задержав дыхание и «нырнув» в шёлковый кокон, она застегнула молнию и резко повернулась к зеркалу. Расклешённая юбка, вихрем закрутившись у ног, заставила податливую ткань облепить тело девушки. Всё совсем как в тот день. Недоумение. Преображение. И… разочарование?
Что же случится в этот раз?
Тёмная, давящая тишина комнаты не могла ответить девушке…

***

- Хорошо выглядишь, - Хьюга окинул девушку внимательным взглядом, отчего та залилась жарким румянцем.
А ей идёт, хмыкнув, отметил шатен.
- Спасибо.
«Ксо, веду себя, как дурочка!» - девушка разозлилась на себя, отчего румянец стал лишь сильнее.
Закрыв дверь квартиры, она кинула ключи в сумку и, чуть удивлённо приняв протянутую ей руку, стала спускаться по лестнице. Выйдя на улицу, девушка повернулась к Неджи.
- Предлагаю сходить в «Белую Лилию», - она согласно кивнула.
Это было одно из любимых её мест. Да, мысленно усмехнулась она, домашнее задание, как всегда, выполнено на отлично.
Небольшой уютный ресторанчик «Белая Лилия» не зря имел такое название. Почему, спросите вы? Всё очень просто. Видимо, владелец сего заведения был человеком далеко не глупым, потому что, когда он покупал землю, на которой ныне расположился сам ресторан, эти владения ещё не входили в черту города. Разумеется, стоили они совсем ничего, а ведь местечко было очень живописным! Глубокое озеро, таинственно поблёскивавшее под лучами как дневного, так и ночного светил, изумительный песчаный пляж, который мог в будущем давать неплохой доход, и лилии… сотни, тысячи лилий, небольших белых с острыми лепестками цветков, чуть колыхавшихся под нежными прикосновениями ветра, поддающихся его напору… белая лилия – её любимый цветок…
Сам же ресторан напоминал домик с огромной террасой на воде. В главном здании было два этажа, полностью заставленных столами, а перед этой постройкой – танцплощадка, место для музыкантов, сейчас увлечённо настраивавших свои инструменты, и те же столики, расположенные полукругом. Пара решила занять местечко поближе к воде.
Сделав заказ, молодые люди стали ждать. Молча. Разговор не вязался. Девушке это совершенно не нравилось, поэтому операцию по спасению вечера она начала организовывать сама.
- Почему? – нда, начало не очень.
Но хоть что-то!
В серебристо-серых глазах мелькнуло удивление.
- Почему? – девушка кивнула.
Парень хмыкнул.
- На комплемент напрашиваешься? – жаркий румянец (позвольте заметить: гневный румянец!) залил её лицо.
- Ты же прекрасно знаешь, что нет! – её так легко вывести из себя, чуть усмехаясь, подумал Хьюга.
Сцепив руки перед лицом в замок, он, насмешливо поблескивая глазами, продолжил:
- Румянец на твоих щеках, - девушка поднесла пальцы к лицу и с удивлением ощутила исходивший от кожи жар, - суженные зрачки, немного подрагивающие пальцы, - руки переползли под стол и сжались в кулаки, - говорят мне совершенно об обратном, - он понимал, что не прав, однако желание поддразнить её было куда сильнее.
Девушка до доли стиснула зубы, отчего на скулах заходили желваки. Каким он был, таким и остался. Насмешливый. Гадкий. Издевающийся. Невыносимый! От злости на собственную глупость за то, что согласилась пойти с ним, на глазах чуть было не выступили слёзы. Злые слёзы. Но разве могла она так унизиться? И перед кем? Перед этим напыщенным индюком! Конечно, нет! Поэтому, скрипя сердцем и нацепив на лицо жуткую улыбку, у которой явно прошёл срок годности, она приняла игру.
- А что же ты, Неджи? – томно зашептала она, чуть наклоняясь вперёд и с удовольствием отмечая интересные перемены в его лице, например, резкое перемещение его глаз где-то на уровня два ниже.
Ножка в аккуратной туфельке легонько коснулась его ноги.
- Кожа бледнее, чем обычно…
Завораживающий голос был лишь сопровождением, музыкальным оформлением той картины, которая разворачивалась немного… кхем-кхем… под столом. Поскольку скатерть была очень длинной и буквально касалась пола, то девушка могла беспрепятственно перейти к выполнению своего плана. Чрезвычайно весёлого (для неё, разумеется) плана. В чём он заключался? Сейчас увидим.
- Губы приоткрыты… совсем чуть-чуть…
Парень обрадовался, когда нога девушки вернулась на положенное ей место, то бишь, к стулу владелицы. Но не тут-то было! Своенравная конечность не захотела останавливаться и продолжила своё увлекательное занятие. Девушка, скинув с ноги туфельку, пошевелила затёкшими пальцами. Да, ей, привыкшей к удобным дорожным ботинкам, а не к этим орудиям пыток, было нелегко, но чего не сделаешь ради благой цели! Поэтому, размявшись (для себя она определила это как очередную миссию – куда ж тогда без разминки?), девушка начала боевые действия.
Парень чуть не подпрыгнул на стуле: это ещё что?! Что-то тёплое пробиралось по его штанине вверх! Поскольку поблизости, кроме сидящей напротив девушки, не было никого, то легко можно было догадаться, кто это. Ксо, что она затеяла?.. И что с ним? Предвкушение?
Девушка, удовлетворённо отметив вспыхнувшее в глазах Хьюга удивление, удвоила усилия. Шаловливые пальчики, прихватывая ткань, медленно, но верно пробирались к намеченной цели, трепетавшей помимо воли хозяина на расстоянии четырёх дюймов ниже пояса.
- Кончик языка нервно проходится по губам… из правого уголка в левый…
Ятта! Цель достигнута! Она чуть было не хмыкнула, что совершенно испортило бы ситуацию, однако девушка сдержалась и приступила к осуществлению второго этапа.
Вытянутая нога касалась его паха, заставляя парня поминутно вздрагивать, однако, надо отдать ему должное, он отчаянно сопротивлялся. Правда, девушка не привыкла выпускать добычу из своих цепких лап.
- Что случилось, милый? – она нежно улыбнулась и наклонилась ещё ближе, одновременно надавливая на соответствующую выпуклость и с удовольствием отмечая, что её собеседник не сумел-таки сдержать дрожи.
Большой палец прошёлся вокруг бугорка, старательно обходя его вершину.
- Неважно себя чувствуешь? - она ещё ближе, они почти сопротивлялись.



Категории: ***Фанфики***, ^ANIME^
комментировать 8 комментариев | Прoкoммeнтировaть
Жизнь как стих Nalati 13:14:35

Я нашла этот шедевр прогуливаясь по интернету. Я надеюсь он вам тоже придётся по душе... но есть одно НО.... он не весь, не полностью - если у кого-то есть продолжение и кто-то знает, где его можно найти то пожалуйста, помогите)))))если найдётся автор, зарание извините и помогите)) приятного вам прочтения))) ^_^

Подробнее…Название: Жизнь как стих
Статус: закончен
Размер: миди (3 части + эпилог)
Жанр: драма, романтика, философия
Персонажи: да так, всех понемножку
Пейринги: на мой взгляд, довольно оригинальны
Рейтинг: PG-15, в последней части NC-17
Дисклеймер: всё принадлежит Кисимото-сама
Размещение: с согласия автора и с отправлением ссылки
Предупреждения: скажу сразу, что Сасу/Саку тут не наблюдается. При прочтении советую учесть
От автора: читать всем)))

Часть 1

Маленькая девочка, сидя на высоком стуле и болтая в воздухе ножками, крутила в руках перо, найденное в ящике отцовского стола. Там же лежала и чернильница, плотно закрытая стеклянной крышечкой. Девчушка, впервые увидев такое чудо, с расширенными от любопытства глазами наблюдала за тем, как с кончика пера, обмакнутого в вязкую жидкость, стекали чёрные капли, живописно разлетаясь по жёлтой от старости бумаге.
Немного понаблюдав за увлекательным зрелищем, девочка поняла, что этой «длинной штукой» можно писать. Поэтому она, высунув язычок от усердия и прикусив его зубками (парочки не хватало: мама сказала, что они были молочными, поэтому не жалко в драках терять), старательно стала выводить палочки, постепенно складывавшиеся в слова.
- Ма… - протянула она, заканчивая рисовать последний хвостик.
Вытерев рукавом выступивший от прикладываемых усилий на лбу пот, она продолжила.
- Ма… - ещё один штришок – и слово закончено.
Девочка, устроив придирчивый осмотр своей трепещущей от страха работе, удовлетворённо улыбнулась и, переворачивая всё на своём пути (в том числе и баночку с пресловутыми чернилами), стала с грохотом спускаться вниз по ступенькам.
Залетев на кухню, где её уже давно ждали родители, она, отталкивая их руки, сама взобралась на стул и подсунула зажатую в перемазанной полу чёрной ладошке бумагу маме.
- Мама, мама! – заверещало встрёпанное существо, огромными глазками смотря на улыбающуюся женщину. – Смотри, это я тебе сделала!
- Я вижу, дорогая, спасибо, - её теплый взгляд был для девчушки лучше всякой похвалы.
Отец лишь обречённо вздохнул: видно, его драгоценной бумаге не суждено было прожить дольше недели.

***

С тех пор девочка не раз «прикладывалась» к ставшей любимой чёрной бутылочке. И каждый раз, дотрагиваясь до набора для письма, она ощущала странный трепет, будораживший и так подвижную детскую фантазию. Ей казалось, что она принцесса далёкой-далёкой страны, ждущая своего принца. Только почему-то лицо у него каждый раз было разным: то это был черноокий брюнет, то синеглазый блондин, то шатен с пронизывающим серо-стальным взглядом. Да, девичье сердце так непостоянно!..
И вот однажды семилетняя девчушка, забежав домой после первого школьного дня, вихрем взлетела на второй этаж и закрылась у себя в комнате, оставив внизу недоумевающе переглядывающихся родителей. Маленькое сердечко билось от быстрого бега, кукольное личико раскраснелось, огромные глаза возбуждённо горели. Стараясь унять бешеный ритм сердца, девочка прижала ладони к груди, сложив их крест-накрест, будто бы не выпуская свободолюбивую птичку на волю.
Тук-тук, тук-тук, тук-тук, тук-тук…
Тук-тук, тук-тук…
Тук, тук, тук…
Облегчённо вздохнув, она подошла к кровати и, не удержавшись, запрыгнула на неё с ногами. Упругий матрас ответил ей возмущённым толчком, подбросив завизжавшую от страха и восторга девочку вверх.
Родители, поняв, что её сейчас не успокоить, решили оставить разбушевавшееся чадо в покое.
Оно же, вдоволь напрыгавшись, решило передохнуть и плюхнулось со всего размаху на многострадальные пружины. Те, не выдержавшие неаккуратного обращения, повылазили из-под ткани и в последний раз подбросили девчушку в воздух. Правда, не вверх, а вбок. Поэтому недоумевающее чудо, отметив неправильность заданной ранее траектории, шлёпнулось пятой точкой на холодный пол, решивший отомстить за брата своего мягкого.
Секунда – молчание.
Две секунды – ор и рёв.
Обиженное на весь мир существо, потирая ушибленное место и рукавом размазывая слёзы по лицу, медленно поднялось и, разозлившись, топнуло ножкой.
Половица сломалась.
Девочка, прекратив плакать, удивлённо воззрилась на острые палочки, неизвестно почему торчавшие из пола. Поняв, что её обидчик наказан, шкодница улыбнулась. Затем подошла к столу и, схватив всё необходимое, отправилась на крышу, с которой открывался прекрасный вид на всё селение.
Устраиваясь на красной черепице и изредка потирая мягкое место, при этом мысленно ругая всех и вся, девочка выбрала подходящее место и расстелила предусмотрено спрятанный на чердаке и ныне вытащенный на свет плед.
Улеглась.
Поёрзала.
Довольно улыбнулась.
Так, теперь осталось придумать, что делать.
Блуждающий взгляд прошёлся по улицам, ни на чём не остановившись, а затем отправился в обратный путь. И в этот раз сфокусировался на детской площадке, где её уже одноклассники играли в футбол. Первым желанием было присоединиться, но потом, вспомнив, что оно всё-таки девочка, гордое за свою немальчишескую природу существо задрало носик и стало вглядываться в гомонившую толпу. Не найдя ничего интересного, девочка хотела отвернуться, но одиноко стоявшая на краю площадки фигурка привлекла её внимание. Сердце девочки замерло, а дыхание пресеклось: это был ОН. Самый красивый мальчик класса, наследник гениального клана Саске Учиха в первый же день завоевал любовь всей девчачьей половины. И наша героиня была из их числа. Мечтательно вздохнув и подперев голову ручками, она заворожено смотрела на черноволосого паренька, который с плохо скрываемой завистью смотрел на веселящихся ребят. Видимо, ему тоже очень хотелось присоединиться к ним, но немалая уже в такие годы гордость не позволяла сделать подобный шаг. Поэтому ему приходилось только вытирать слюну, наблюдая за счастливо гомонящей толпой.
Вдруг девочка вскочила, поражённая пришедшей ей в голову мыслью. Конечно, вот чем она займётся!..
Но судьба, похоже, решила вмешаться в её планы, поэтому девчушка, не удержавшись на ногах, кубарем полетела с крыши. Её крик, громкий, отчаянный крик, разрезал жаркий сентябрьский воздух. Край был всё ближе, а черепица, казалось, становилась всё более и более гладкой, такой, что несчастная девочка не могла за неё ухватиться. Резко повернув голову, она с ужасом обнаружила, что до пропасти оставался всего какой-то метр. Она закрыла глаза, даже не надеясь на благосклонность случая.
Видимо, сын Фортуны был сегодня в чрезвычайно хорошем расположении духа, потому что почти отчаявшаяся растяпа внезапно прекратила падение. Не осознавая своего счастья, она ещё крепче прижалась к тому, кто спас её.
- Эй, ну, хватит, - раздался немного смущённый голос.
Услышав его, девочка недоверчиво распахнула глаза и, не веря им, уставилась на своего спасителя. Тот, нахмурив тонкие чёрные брови, отвернулся. Однако девчушка успела заметить вспыхнувшие румянцем щёки. Довольно улыбнувшись и приписав это себе любимой, она сжала синюю рубашку говорившего.
- Ты что делаешь?! – детский вопль ознаменовал падение двух человек с крыши.
Но паренёк, как-то изловчившись, ухитрился приземлиться на обе ноги, ничего не сломав и всё ещё удерживая испуганную девочку на руках.
- Ты чего творишь?! – его рассерженный голосок был первым, что услышала девчушка, наконец-то придя в себя.
Вокруг них уже столпились одноклассники. Мальчишки заливисто хохотали, показывая пальцем на краснеющую парочку. Девчонки завистливо вздыхали и пронзали злыми взглядами девочку, спрятавшую на груди паренька голову.
- Тили-тили тесто, жених и невеста! – раздался вопль откуда-то из толпы.
Его тут же подхватили остальные, которые, как стервятники, налетели на двух детишек. Девчушка уже успела (и не раз!) отругать себя за такую оплошность, а парень – себя за глупую хорошую реакцию.
Насмешки со стороны класса стали надоедать мальчику, поэтому он, поставив красную, как рак, девочку на ноги и взяв её за руку, разорвал людское кольцо и под градом издевок пошёл к крыльцу её дома. Благо, идти было недалеко, поэтому мальчуган, доведя спутницу до двери, буркнул что-то напоследок и, развернувшись, пошёл обратно.
- Спасибо, Саске-кун…
Как ни странно, но он её услышал. Чуть повернув голову а-ля-крутой-мачо, так, что на фоне заходящего солнца хорошо просматривался его профиль, мальчонка улыбнулся краешком губ и пошёл домой.
Девочка, замерев, смотрела ему вслед, смотрела до тех пор, пока его тоненькая фигурка, окружённая прыгающей толпой фанаток и издевающихся мальчуганов, не скрылась за поворотом. Только лишь после этого она зашла в дом и, захлопнув дверь, прислонилась к прохладному дереву. Сердце стучало, глупые и счастливые мысли крутились в детской голове, а на душе пели птички. Она, вспомнив, что оставила всё своё «снаряжение» на крыше, громко ойкнула и побежала затаскивать его обратно. Справившись с этой нелёгкой в свете последних событий миссией, она поставила письменные принадлежности на стол и задумчиво стала их рассматривать. Она что-то хотела с ними сделать, но что? Нарисовать собачку? Поковырять пером под ногтями? Вымазать чернилами ладошки и оставлять повсюду следы первобытного человека?
От досады на свою забывчивость девочка кинула давно лежавший без дела нож на столе в сборник стихов Шекспира, которые какой-то глупый человек подарил ей на день рождения. Зачем ей стихи, если она собаку хочет?!
Но, увидев, как метко брошенное тонкое лезвие воткнулось великому классику между глаз, девочка вспомнила, ЧТО же она хотела сделать. Ура, ура, ура!
Схватив перо и обмакнув его в предварительно открытую баночку с чернилами, она косо, но старательно вывела на бумаге в её красном дневнике, подаренном всё тем же родственником:

Люблю тебя, мой принц красивый.

Закончив первую строчку, она с удовольствием перечитала её раз сто, до тех пор, пока пять слов крепко не отпечатались в её памяти. Закрыв глаза, она представила мальчика, которому эти строчки (а их планировалось очень много - штук пять или даже шесть) были предназначены. Тихонько раскачиваясь из стороны в сторону и крутя в руках казавшееся уже не таким длинным перо, она начала мурлыкать под нос песенку, которую мама часто пела ей.
Придёт тот день, когда звезда,
Упав с ночного небосклона,
Зальёт весь мир светлом поклона,
Заснув с тобою навсегда.

Мой добрый друг, сиянье звёзд,
Очей горящих пламень милый,
Ты спас меня своею силой,
Вернув в пучину сладких грёз.

Вдруг девочка выпрямилась, не допев песню, и широко распахнула глаза. Вот, вот то, что ей нужно!
Снова окунув уже успевший подсохнуть кончик пёрышка в чернильницу, она, оставляя кляксы на бумаге, вывела корявым почерком:

Ты спас меня своею силой.

Та-дам! У неё есть уже две строчки! Здорово, здорово! Запрыгав от радости по комнате, она доломала-таки кровать, разнеся вдребезги деревянную спинку, но не обратила на это совершенно никакого внимания. Она ведь сама, без чьей-либо помощи, написала стихи тому, кого любит (в том, что это именно так, девчушка ни на секунду не сомневалась). Её радости не было предела, поэтому, попрыгав ещё минут пять по комнате, она, уставшая, завалилась в кресло и там же и заснула.
Родители, зашедшие попроведать дочурку, наткнулись в её комнате на жуткий погром: сломанная кровать, стены в чёрных брызгах, торчащие вверх куски половицы посередине комнаты, пух, перья, устилавшие пол белым рваным одеялом – и довершало эту картину их любимое перемазанное чернилами чадо, которое, прижав красную книжечку к груди, лежало в кресле, легонько посапывая во сне. Тихая, спокойная, мирная, девчушка казалась сущим ангелом, будто бы уставшим творить добрые дела и решившим дать белым крылышкам и сияющему золотому нимбу отдохнуть.
Привыкшие к такому, супруги, переглянувшись, улыбнулись. Она всегда была такой. Такой и останется.
Паренёк, сидевший на дереве напротив окна комнаты маленького ангелочка, грустно вздохнул и, после того как сполз вниз, отправился домой, ругая успевшего раньше него Учиха, которому, мальчик был уверен, теперь были посвящены мысли и сны девчушки.

***

Утро следующего дня выдалось на удивление солнечным. Теплые лучи нежно касались направленного к ним личика, на котором играла весёлая улыбка. Девчушка, перепрыгивая через две ступеньки, побежала к воротам. Второй день в школе, конечно, не такой интересный, как первый, но всё равно. Выбежав за калитку, она повернулась направо и решительным шагом оправилась за знаниями.
- Эй, подожди, - голос, раздавшийся сбоку, прервал бойкий марш, сменив его на неуверенную рысь.
Девчушка, не ожидавшая словесной атаки, отскочила на несколько метров, прежде чем до неё дошло, что этот голос принадлежал её вчерашнему знакомому.
- Саске-кун? – удивление чрезвычайно быстро сменилось радостью.
Ха-ха, это именно он. Девчушку прямо распирало от гордости за себя любимую. Это ж надо, чтобы первый (по всеобщему девчачьему признанию) в начальных классах парень после однодневного знакомства пришёл до уроков к её дому! Неужели он хотел пойти с ней вместе?..
От счастья она даже забыла поздороваться, а поскольку мальчик не привык первым говорить «Привет!», то слова эти так и не прозвучали. Девочка же стояла и ждала, когда её собеседник сделает первый шаг. Не потому, что она не хотела заговорить первой, просто маленькое чудо не знало, с чего начать разговор.
- Слушай, я тут принёс кое-что… - она замерла.
Третий раз видятся, а он уже подарок принёс? Вот это да!
Робкая улыбка растянула её губы. Блестящие глазёнки нетерпеливо и с предвкушением смотрели на спрятанную за спиной руку. Паренёк, немного смущаясь, протянул ей что-то зажатое в кулаке.
- Держи, - буркнул он.
Девочка с расширенными от восторга глазами взяла вещичку с его руки. Это оказалась красивая зелёная резинка для волос. Хоть она и была очень простенькой, девочке же она показалась самой чудесной из всех, которые у неё были. Кстати, похожая где-то и у неё валялась…
- У тебя волосы вчера растрепались, вот она и упала, - бубнил, всё больше краснея, мальчонка, переминаясь с ноги на ногу.
Улыбку как ветром сдуло. Это ведь была её резинка! И как только она её не узнала? А ведь чувствовала, что вещица знакомая…
- Спасибо, - чуть ли не плача от досады на собственную глупость, пробормотала девочка и, надев эту резинку на руку, понуро побрела к школе.
- Постой! Пойдём… вместе? – она резко затормозила, так что побежавший за девчушкой паренёк врезался ей в спину.
Взглянув на него огромными глазами, в которых не осталось и следа слёз, она радостно кивнула головой и вприпрыжку побежала в школе. А день-то действительно ничего!..

***

С тех пор между воркующими цыплятками установилось незримое соглашение: девочка теперь выходила из дома ровно в семь сорок пять, а мальчик каждый день ждал её за калиткой. И, иногда (ну, о-о-очень редко) взявшись за руки, они шли в школу, ловя добрые понимающие улыбки прохожих, насмешливо-завистливые взгляды и вздохи всей младшей школы. Но если мальчонка равнодушно относился к издевкам, то девочке такой уверенности явно не хватало. Девчушка не привыкла, чтобы к ней ТАК относились: это и злые перешёптывания за спиной, и плевки жёваной бумагой на уроках, и косо накарябанные на стене дома, стоявшего как раз напротив её окон, сердечки с именами её и её друга внутри. Учиха же старался всячески оградить её от подобных издевательств: и хмуро смотрел на сплетников и сплетниц, вынуждая их тем самым прикусить змеиные язычки, и садился перед ней на уроках, чтобы хоть как-то защитить, и каждый раз усердно вытирал размалёванный кирпич – ничего не помогало. Становилось, наоборот, только хуже. Его действия лишь раззадоривали толпу, отчего мальчонка стал постепенно выходить из себя.
В конце концов, девчушка сломалась. Однажды придя в школу раньше Саске (тот предупредил её, что, может быть, задержится – так и вышло), она увидела, что в конце кабинета стоит неизменная с недавнего времени группа девчонок, ожесточённо перешёптывающихся друг с другом и сразу же замолчавших при её появлении. Не понимая причин столь странного поведения, но предчувствуя что-то недоброе, она, стараясь казаться спокойной, подошла к своей парте и замерла. На исписанной гадкими словами поверхности (к этому она уже привыкла) лежала подозрительно топорщившаяся бумажка. Взяв её дрожащими руками, девочка неуверенно развернула сложенный пополам листик да так и застыла. На нём были изображены два человечка, которых только лишь по цвету глаз, волос да по одежде можно было принять за неё и Саске.
Голова девочки была проткнута лезвием.
Листик выпал из рук. Невидящие глаза уставились на притихнувшую в предвкушении компанию. Не говоря ни слова, девчушка вышла из класса, даже не заметив удивлённо-удовлетворённых взглядов одноклассниц. Не отвечая на приветствия тех, с кем она ещё поддерживала отношения, девчушка шла по коридору. Ученики спешили в классы: скоро должен был быть звонок на урок.
«Дзи-и-инь!..» - разлетелось вдоль поспешно закрывавшихся дверей кабинетов.
Тишина. И только звонкий стук жидкого хрусталя о холодную плитку говорил о том, что не всё так тихо, как кажется.

***

Залетев в класс перед самым звонком, Саске удивлённо оглянулся: его подруги нигде не было видно. Странно… она говорила, что придёт сегодня: не хотела пропускать четвертную контрольную по математике. Но, ещё раз внимательно осмотрев кабинет, он убедился в безошибочности своего наблюдения. Её не было. Зато девчонки, обычно собиравшиеся в углу кабинета, как-то подозрительно шептались, изредка посмеиваясь. Заметив его, они замолкли, а затем всей толпой направились к нему. Дело – дрянь!..
Собрав всё своё мужество, он пошёл навстречу этой толпе, поскольку парта его была как раз таки на их пути. Он, конечно, мог сесть и на любое другое место, но показывать, что он их, признаться, побаивается, мальчонка не собирался. Выдержав ровно минуту мерзких воплей «Саске-ку-у-ун!!!» (почему им так нравится растягивать «у»?!), паренёк был спасён резкой трелью звонка, висевшего прямо над дверью их класса. Зашёл учитель. Все утихомирились и расселись по своим местам. Начался урок.
Ирука-сенсей решил начать с разбора домашнего задания по японскому, а поскольку у Саске оно было сделано, то первые десять минут урока он мог ещё поспать. Но сегодня он не стал этим заниматься: были дела куда важнее.
Где она? Проспала? Заболела? А, может, с ней что-то случилось по дороге? От пришедшей ему в голову мысли мальчик похолодел. А что если на неё напали? И отобрали портфель? Если её ранили и теперь она лежит, истекая кровью?! Он дёрнулся, хотел вскочить с места, но тут взгляд его упал на стоящую впереди парту. На надписи, уродовавшие поверхность и сердце его друга. На крохотную железную пластинку, неизвестно откуда взявшуюся и ныне лежавшую на полу. И на малюсенькие капельки крови, застывшие алой росой на холодном металле.
Вдруг он всё понял. Он понял, почему её нет в классе и кто виноват в этом! Он прекрасно всё понял. Встав с места и не обращая никакого внимания на негодующие вопли учителя и непонимающие взгляды учеников, парень вышел из класса, предварительно кинув взгляд на предводительницу клана ЕЁ противниц. Яманака Ино сжалась в комочек, постаравшись стать как можно более незаметной.
Покинув стены кабинета, паренёк повертел головой, пытаясь угадать, куда бы она смогла пойти. Налево – выход, значит, туда она бы точно не отправилась: хоть его подруга и была крайне неуверенна в себе (правда, старалась она показать обратное), но сбежать бы себе не позволила.
Значит, направо.
Поблуждав немного по петляющим коридорам, паренёк остановился перед хлипкой деревянной дверью, из-за которой доносились приглушённые и старательно, но безуспешно сдерживаемые рыдания. Сердце доброго, по существу, мальчика пронзила острая боль, будто обидели не её, а его. Осторожно приоткрыв створку, паренёк просунул голову в образовавшуюся щёлку. Было темно. Но глаза постепенно стали привыкать, и вскоре мальчонка смог разглядеть очертания хрупкой фигурки, прислонившейся спиной к какому-то ящику и уткнувшейся личиком в ручки. Каждый её всхлип бил больнее кнута, больнее слов.
Стараясь не шуметь, мальчик подошёл к плачущей подруге сбоку и, присев на корточки, неумело обнял её. Она встрепенулась, испугавшись внезапного прикосновения. Но, поняв, что это он, сразу же успокоилась. И зарыдала, не сдерживаясь. А он сидел и баюкал её, говорил какие-то слова, старался утешить, а внутри детского сердечка разгоралось пламя ярости, направленной на тех, кто посмел её обидеть. После брата она была самым дорогим ему человеком. Даже родителей он не любил так, как её.
Девочка постепенно приходила в себя. Всхлипы стали более редкими, поток горьких слёз иссяк, глаза уже начали возвращаться к привычному для них цвету.
- Успокоилась? – забота в его голосе приятно обволакивала уставшую девчушку.
Она просто кивнула, огромными глазами смотря на друга. Внезапно тот, поддавшись сиюминутному порыву, наклонился вперёд и чмокнул её в щёку. Девочка, не ожидавшая подобного, резко отклонилась назад, потянув за собой паренька, отчего они грохнулись на пол, произведя неимоверный шум. Посмотрев друг другу в глаза, они рассмеялись, заливисто, с чувством. Хохотали до боли в животах. Их звонкий смех разлетался по коридорам, отражаясь от стен и возвращаясь назад.
Вдоволь навеселившись, детишки, всё ещё изредка хихикая, поднялись с пола и, взявшись за руки, вышли из каморки. Яркий солнечный свет ослепил двух друзей, но они быстро привыкли. Постояв немного перед окном и полюбовавшись прекрасным видом, они, не сговариваясь, повернулись друг к другу.
Девочка, вглядываясь в чёрные глубины его глаз, наконец прошептала:
- Спасибо, друг…
Мальчик, выскочивший из кладовой под шум, вызванный звучным падением двух друзей, и не замеченный ими, брёл по пустым улочкам, опустив голову. Он всё видел. Всё слышал. Всё понимал. Но от этого не становилось легче.

Любить легко –
Дружить сложнее.
Любовь иль дружба –
Что сильнее?

Часть 2

- Привет! – голубоглазое существо, кубарем скатившись с лестницы, замерло перед двенадцатилетней девочкой, потирая ушибленную при падении руку и недовольно морщась.
- Привет, - удивлённо сказала та, рассматривая неожиданного собеседника.
Он же, успев закинуть руки за голову, стоял перед ней и улыбался во все тридцать два зуба, не произнося ни слова.
- Кхм, послушай, - прочистил блондинчик горло, - может, сходим куда-нибудь? – при этих словах скулы паренька приобрели тёмно-бордовый оттенок, явно смущаясь за своего хозяина.
Девочка опешила. Он что, приглашает её на… свидание?! Но… но… зачем? В смысле, она, конечно, знала, зачем он это делает, просто такая шокирующая новость прямо-таки выбила девушку из колеи. Она, нахмурив брови, смотрела, ничего не говоря, на улыбающегося мальчика. Тот, заметив её замешательство и какую-то хмурость, сразу же поник.
- Ну, ладно, - пробормотал он, - не хочешь – не надо.
Он развернулся, чтобы уйти, но взволнованный и решительный голос девушки остановил его:
- Постой, Наруто, - она догнала его и дотронулась до рукава оранжевой куртки.
Блондин быстро повернулся к ней, с надеждой посмотрев в огромные глаза. От его взгляда девочке стало немного не по себе.
- Я… я… - она набрала воздуха в лёгкие. – Я согласна!
- Ятта! – завопил несдержанный, как всегда, Узумаки.
Широченная улыбка вновь озарила его лицо, заставив девочку улыбнуться в ответ.
- Давай возле Ичираку в шесть часов? – почему-то девочка не удивилась.
- Хорошо, - на том и порешили.
Одинокий мальчик, спрятавшийся за огромный горшок с цветком, стоявший в углу, горько улыбнулся. Даже Наруто решился, а он…

***

Придя домой, девочка долго обдумывала то, что случилось. Что побудило её согласиться? Почему Наруто, последний двоечник и неудачник, озорной хулиган, привлёк её внимание? Не именно ли поэтому? Он всегда был не таким, как все. Если можно было найти человека, похожего на Саске, то вот для Наруто синонимов не существовало. Более шумного, вредного и доброго человека она ещё не знала. Как и более печального. Неизвестно почему, но ей всегда казалось, что Узумаки ведёт себя как-то не по-настоящему. Казалось, что он что-то скрывает, утаивает. Будто он… боится чего-то. Боится и ненавидит. Но что? Спросить прямо девушке не позволяло хорошее воспитание, а узнавать так, подпольно, было самой противно. Видимо, это и стало причиной её согласия.

Загадок много – не понять,
Где ключ-ответ к тебе искать.

Загадка. Поиск ключа. Да, она всегда была авантюристкой и искательницей приключений. Что ж, посмотрим, что принесёт ей это путешествие.
В пять часов раздался звонок в дверь. Девочка, удивившись (ведь она никого не ждала), пошла открывать. На пороге стоял Саске. Холодный, спокойный, на первый взгляд, и, как всегда, красивый. Но за пять лет общения девочка успела привыкнуть к этому, а потому и не обращала никакого внимания. Да, она понимала, что её друг отличается необыкновенной внешностью, заставлявшей не одно девичье сердце трепетать, но, к несчастью, эти сердца не видели дальше своей грудной клетки. Они видели маску, но не лицо. И эту маску они любили, эту маску жаждали, за маску дрались. Его же лицо видела только она, его единственный друг и товарищ.
- Привет, Саске, заходи, - девушка не улыбалась: знала, Саске этого не любит.
Просто кивнув, тот прошёл в дом. Девочка тихо закрыла дверь. Странно, зачем он пришёл? Не то, чтобы она не была рада его визиту, нет, совсем наоборот! Просто если Учиха приходил внезапно, значит, на то были веские причины. А раз уж он посчитал их достаточно серьёзными, то на это действительно стоило обратить внимание.
- Я по поводу Наруто, - он не стал терять времени даром, впрочем, как и всегда.
Чего-чего, а такого она не ожидала. Заметив её удивление, паренёк немного покраснел, а затем, быстро успокоившись (на то он и Учиха!), снова заговорил.
- Я частично слышал ваш разговор, - настроение девочки стало постепенно приближаться к штормовому.
В воздухе запахло бурей, поэтому парень заговорил немного быстрее. Хоть он и гений, но злость (а ярость – тем более) бывает сильнее таланта.
- Я хотел предупредить тебя…
- Не ходить с ним? – девочка не сдержалась.
- Нет, - как ни странно, ответил он. – Я хотел сказать, чтобы ты была осторожна.
Её недовольство как ветром сдуло. Он, оказывается, заботится о ней, а она!.. Раскаяние грызло душу. Да, порывистость мало когда приносила пользу.
- Саске…
- Выслушай до конца, - голос был серьёзен, поэтому девочка насторожилась. – Я чувствую в нём что-то. Что-то ужасное, не поддающееся контролю. Что-то сокрушительное и яростное, - девочка, раскрыв рот от изумления, ловила каждое слово друга. – Что-то… невероятно сильное, - говоривший сглотнул. – И я боюсь за тебя. Это что-то старается обрести свободу, невзирая ни на что. Поэтому, прошу тебя, - последние слова дались ему с трудом, - береги себя.
Девочка стояла, как громом поражённая, расширившимися глазами смотря на Саске. Тот, не выдержав её взгляда, отвернулся.
- Если я… если и ты… - он не мог говорить.
Две тоненькие ручки обхватили его и крепко обняли. Хм, странно… казалось, что это уже когда-то было…
- Не волнуйся за меня, - тихий шёпот долетел до его слуха, не менее взволнованный, чем его голос. – Я не покину тебя. Никогда.

***

Девочка была возле Ичираку в шесть десять. Жёлтоволосого секрета поблизости пока не наблюдалось, что уже начинало её злить. Сам пригласил, сам и опаздывает! Бака! Она стала нервно прохаживаться вдоль вывески. Вперёд, назад. Вперёд, назад. Взгляд на часы: плюс пять минут. И снова по кругу. Когда большая стрелка приблизилась к цифре шесть, температура злости девочки достигла критической отметки. И именно в этот момент, расталкивая спокойно идущих прохожих и ругая их в ответ на несущиеся ему вслед оскорбления, перед горевшей праведным гневом мстительницей остановился запыхавшийся паренёк, сразу же почувствовавший, что ему не поздоровится. Интуиция – великое дело!..
- Бака! – смачный удар по голове согнал приютившуюся на губах опоздавшего улыбку.
Тот, схватившись за уже начавшую расти шишку, скорчил жалостливое лицо и протянул:
- Ну, зачем так? С кем не бывает, опоздал!
Его скривившаяся мордочка, смешно изогнувшиеся полосочки на щеках, хитренькая улыбочка и забавный голос сделали своё дело: девочка, не удержавшись, рассмеялась, а мальчонка, поняв, что казнь отменяется, широко улыбнулся.
- Ну, что? Пойдём?
Его задорный голос разлетелся по всей улице.
Откинув тканевую занавесь, ребятишки зашли внутрь и уселись на высокие стулья, болтая не доходившими до пола ногами в воздухе. Сделав заказ и почти сразу же получив его, они занялись поглощением рамена, прерываясь изредка на разговор, а потом снова замолкая. Выглядело это немного странно: мальчик и девочка, стараясь не смотреть друг на друга, ели горячую лапшу, поминутно краснея (и не только от смущения), и пытались вести хоть какое-то подобие диалога. Но, когда говорил первый, второй только начинал есть, поэтому между каждой их репликой проходило столько времени, что повисшее молчание вряд ли можно было считать спокойным, не напряжённым. Это было скорее не свидание, а мука неловкости какая-то!
Девочка, доев лапшу, посмотрела на своего спутника: он что-то увлечённо искал в карманах и, похоже, ещё не нашёл.
- Ксо, да где же он? – тихое бормотанье донеслось до её слуха.
- Эй, Наруто, ты о чём? – неужели её подозрения?..
- Да так, не волнуйся! – он улыбнулся от уха до уха.
Её это не успокоило, а, скорее, наоборот, лишь ещё больше встревожило.
- Ксо, да где этот лягушонок?! – не выдержал, в конце концов, Узумаки и заорал во весь голос.
- Что ещё за лягушонок? – девочке поплохело: съеденный рамен рвался наружу.
Он носит с собой… ЛЯГУШКУ?! Да даже если и да (хоть это и дико!), то зачем она ему сейчас?!
- Эй, старик, - Наруто сложил ладони вместе, - понимаешь, - он замялся, - тут такое дело…
- Что случилось?
Три пары глаз уставились на краснеющего школьника.
- Ну… - протянул он, - я, это, в общем, деньги забыл. Может, давай в следующий раз занесу?
- НАНИ?! – от рыка разъярённой девчушки затряслись стены.
- Эй, эй, постой! – заорал Узумаки. – Ну, не горячись!
- Ладно, в следующий раз, так в следующий! – старик приветливо улыбнулся. – Как постоянному посетителю.
- Нет, - теперь все взгляды были устремлены к внезапно посерьёзневшей девочке. – Отдавать нужно сразу. Вот деньги, - она положила несколько монет на стол. – А ты, Наруто, отдашь мне их завтра!
- Хорошо, хорошо! – он снова лучезарно улыбнулся, обрадовавшись тому, что так легко вышел из столь трудного положения.
Точнее, что его оттуда вытянули.
Попрощавшись с приветливым стариком и его помощницей, парочка отправилась гулять. На селение постепенно опускалась прохладная осенняя ночь, заставляя легко одетых прохожих ёжиться от холода. Девочка, увы, не рассчитала, что задержится так долго, поэтому и не взяла с собой ничего тёплого. И потому шла сейчас, выбивая зубами звонкий ритм. Наруто, заметив это, не говоря ни слова, стянул с себя куртку и протянул замёрзшей девочке. Та, непонимающе уставившись на его улыбающуюся физиономию, хотела было сначала отказаться.
- На улице холодно, замёрзнешь, - она покачала головой.
- Нет, - губы немного подрагивали: видно, ему всё-таки было холодно, но он и виду не подавал.
- Спасибо, - взяв куртку, смущённо поблагодарила девочка.
Закутавшись во всё ещё хранившую его тепло материю, она медленно шла по улице, а рядом, закинув руки за голову и подняв лицо с закрытыми глазами к вечернему небу, брёл Узумаки. Девочка, бросая на него косые взгляды из-под пушистых ресниц, рассматривала своего спутника. Его гордый профиль резко выделялся на фоне бледной, уже взошедшей луны, прямой нос и твёрдая линия губ говорили о решительном, но мягком характере, тоненькие складочки в уголках рта и возле глаз могли сказать о том, что их хозяин – очень весёлый, постоянно смеющийся человек. Но разве она это сама не знала? И насколько это утверждение правдиво? Ведь эта видимость может быть очень обманчивой. Да, все они привыкли к его широкой лучистой улыбке, будто бы поглотившей сиянье самого солнца, и смешливым озорным чёртикам в голубых топазах глаз. Но ведь то, что мы чаще всего замечаем в людях, есть не что иное, как то, что они хотят показать нам. Обычно видимое нами - это абсолютная противоположность тому, что есть на самом деле. Каждый человек создаёт свой образ, который может включать в себя как его настоящие черты, так и те, которыми он бы очень хотел обладать. Правда, бывает и такое, что человек не старается создать маску, а представляет себя таким, какой он есть. Вот, к примеру, Шикамару. Лентяй из лентяев, и не пытается это скрывать: ему лень! Хотя, может, это всего лишь ещё одна игра?
А Наруто? Маска ли это беззаботности или истинное обличье? Беспечность или скованность? Открытость или замкнутость?
Загадка, загадка и ещё раз загадка! И ей очень хотелось разгадать её. Очень…
Подойдя к её дому, мальчик остановился и посмотрел в сторону, противоположную той, где стояла девочка. «С чего это вдруг?» - обидевшись, подумала та.
К счастью мальчишки (а, может, и нет), вечерний полумрак утаил от девочки лёгкий румянец, довольными пятнами расплывшийся по его щекам. А девочка, всё больше и больше злясь, думала, как бы ему отомстить за такую невнимательность и пофигистское к ней отношение. Не придумав ничего лучше, она стянула с себя его куртку и, гордо задрав носик и повернув в сторону голову, прямо-таки царским жестом протянула её пареньку.
- Держи, - промолвила Снежная Королева, даже не удосужившись поблагодарить почти замёрзшего провинившегося холопа.
Мальчонка быстро развернулся к застывшей девочке и с недоумением посмотрел на неё. Весь её вид, её голос и манеры как бы указывали ему на то, что он не такой, как она, не такой, как они все. И от этого становилось больно. Очень больно. Сердце, открывшееся было навстречу неизведанному, с глухим стуком закрыло створки, отгородилось от всего.
От неё.
От её высокомерия.
От холодной ночи.
И даже от протянутой ему куртки...
Оно отгородилось от мира.
Молчание затягивалось. Мальчик грустно посмотрел в глаза маленькой химэ, стоявшей перед ним. Гордая, неприступная, она обжигала его своим презрением, которое буквально сочилось из её слов, било с каждым взмахом длинных ресниц, открывавших холодные, как лёд, глаза. Ничего не сказав и не отреагировав на её реплику, мальчик развернулся и, стараясь держать голову прямо, пошёл прочь.
Девочка молча смотрела ему вслед. Она понимала, что перегнула палку, что нельзя было так говорить с ним. Но слова, как известно, вернуть назад нельзя. Поэтому она, не в силах переступить через свою гордость, стояла и